Интересные рассказы.

тут можно всё
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
костер
Рыбак
Сообщения: 441
Возраст: 58
Зарегистрирован: 27 окт 2012, 23:53
Имя: Виктор
Откуда: г.Петрозаводск
Контактная информация:

Интересные рассказы.

#1 Непрочитанное сообщение костер » 22 янв 2018, 19:57

ГлавнаяБлогиОхотничьи рассказы
Схватка с медведем шатуном


Александр Теущаков

Крупный медведь поднялся во весь свой рост. Глаза злобные, маленькие, колючие. Шерсть на загривке поднялась дыбом, движения быстрые, агрессивные. Резкий взмах лапой и Ирощенко, делая шаг назад, оступился.

Рост бурого конечно поражал, но не это ошеломило лесника, а то, что остался с охотничьим ножом, карабин слетел вниз по склону оврага в тот момент, когда он пытался прицелиться. Удар лапой сильного зверя может спокойно перебить хребет взрослому лосю, а что уж говорить о человеке в полушубке, да еще с ножом в руке. Если медведь приблизится к нему, то может снять скальп с лица, так как, опасается человеческого взгляда. Не дай Бог когти попадут в глазницы, бывали случаи, зверь вскрывал череп человека.

В этот момент Клык - лайка кинулся на выручку хозяину, цеплял зверя за штаны, и периодически отвлекая его внимание от лесника, с остервенением хватал медведя за гачи (Медвежий зад). Бурый рыкнул и несколько раз загреб воздух сильными лапищами. Выпятил нижнюю губу и прижав уши, кинулся на лесника. Расстояние быстро сокращалось. Собака, звонко лая, пыталась отвлечь зверя от хозяина.

«Прыгнуть в овраг и найти карабин? Не успею. Выход один». Воспользовавшись замешательством бурого, Сергей вскинул воротник овчинного полушубка и ринулся навстречу опасности. Успел все - таки ухватить зверя за нижнюю челюсть левой рукой, а правой со всей силы ударил ножом. Провернул рукоятку, вытащил нож для нового удара.

Медведь громко заревел и с остервенением рванул когтями овчину на спине лесника. Клык продолжал атаковать. Бурый обезумил от боли и на какое-то мгновение присел на штаны, прикрывая изодранный в клочья зад. Сергей, чувствуя, как косолапый отпустил смертельные объятия, еще раз всадил нож под грудь до самой рукоятки. Весь снег вокруг был залит кровью. Ирощенко развернулся и, что есть силы рванулся к спасительному оврагу.

Скатившись вниз по склону, он шарил рукой по снегу. «Вот он!– подумал он, нащупав обжигающий ледяным холодом металл,– только бы не дал осечки!»

Зверь, теряя силы, подошел к краю оврага. Грянул выстрел. «Промазал!»,– Ирощенко сделал резкий прыжок в сторону, уклоняясь от рухнувшего по склону медведя, но при этом почувствовал острую боль в спине. Круги пошли перед глазами. Вскинул карабин, поймал на мушку морду медведя, и влепил заряд между глаз. Сделав усилие, Ирощенко прикрылся карабином, направив его затвором в окровавленную пасть. Клацнули зубы о металл, и медведь всей тушей навалился на лесника. Сергей почувствовал, как закружилась голова и, падая на снег, потерял сознание.

Очнулся от того, что кто-то дергал его за ворот полушубка. Клык, поскуливая, тащил хозяина из-под медведя. Зверь распростерся на нем всей тушей, придавив к заснеженной земле. Нестерпимой болью в спине отозвалось первое движение. Стиснув зубы, Сергей попытался вылезти, но боль еще сильнее резанула между лопаток.

«Неужели зацепил когтями позвоночник?» С трудом пошевелился и, стиснув зубы, медленно выполз. На снегу, где он лежал, расплылись кровавые пятна. Клык, не понимая, что хозяину больно, пытался лизнуть его в лицо.

– Зая, не надо,– сказал он ласково собаке.

Сергей лег грудью на снег и выбрал удобное положение. Боль слегка притихла. Он попытался правой рукой ощупать спину, но почувствовал нестерпимую ломоту между лопаток. Долго лежал, делая короткие вздохи, пока не приноровился к безболезненному дыханию. Стал ощущать, как январский мороз начинает пощипывать руки. Пошевелил пальцами ног, обутых в цигейковые унты. Зашевелились.

«Слава Богу, если бы бурый задел позвоночник, я бы точно не почувствовал ног». Повернув голову, взглянул на окровавленную, приоткрытую пасть медведя и заметил на лбу между бровей маленькое отверстие. «Все-таки попал»,– усмехнулся Ирощенко.

С наслаждением всунул руки в удобные, норковые шубинки, сшитые дедом Михаилом. «Ай, да Наташа! Ай, да молодец! – мысленно похвалил жену, – она мне шубенки, как малышу на веревочки пришила, чтобы я их в дороге не обронил. Пригодились, а то руки совсем задубели».

– Клык! – подозвал он собаку,– беги домой. Слышишь, домой!

Лайка, повинуясь команде, кинулась вдоль оврага, но опять вернулась, в надежде, что хозяин передумает.

– Клык, домой я сказал,– строго прикрикнул он на собаку. Лайка послушно рванулась и широким наметом помчалась по заснеженному оврагу. Забавно было смотреть, как он бежит, раскидывая задние лапы в стороны, и делает это, как бы играючи.

«Хоть бы до ночи успели найти», – подумал Сергей, провожая взглядом Клыка.

Расположившись удобно на снегу, стал вспоминать последние события, как неделю назад, ночью по всей деревне собаки подняли лай. Подскочила с постели испуганная Наталка и наклонилась над кроваткой сынишки Васятки.

Сергей вышел во двор, к нему уже спешил с ружьем наперевес Ефим – дальний родственник деда Михаила.

– Слышь, чё говорю-то Серега, однако зверь какой - то пожаловал, всех собак переполошил.

Ирощенко свистнул своего кобеля - лайку. Через минуту - две, Клык стрелой влетел во двор и, продолжая порыкивать, подбежал к хозяину. Три года назад Сергей взял его щенком с третьего помета у знакомого охотника. Добрые у него лайки, на медведя натасканные, на кабана. Клык был одинаковой масти, что и Корт, живущий с дедой Мишей на таежном кордоне.

Постояли немного с Ефимом и решили утром узнать, какова причина собачьей тревоги. Чуть свет, Сергей увидел, как несколько возбужденных мужиков уже дожидались его возле калитки.

– Сергей, ночью-то какой гость к нам пожаловал,– обратился к нему Семен Шимахин, живущий на отшибе деревни,– косолапый, зараза моего Шустрика уволок в тайгу, так он называл своего кобелька, нечистокровную лайку.

– Зимой, медведь? – удивился Ирощенко.

– По всему видать шатун,– подхватил разговор Ефим,– знамо, кто-то его поднял, или жиром мало с осени запасся, год - то смотри, какой неурожайный был.

– Да - да,– подхватили мужики, – а может, его кто подстрелил?

– Так, крови-то не видать, – пытался объяснить Шимахин.

– А может его охотники из района потревожили, жрать нечего, вот он к нам и наведался.

– Если Топильниковские охотники, нас бы предупредили,– резонно заметил Сергей,– да, мужики, дела, теперь он опять в гости пожалует, думаю, ему понравится таскать легкую добычу.

– Это верно,– поддержали его мужики, – придется теперь каждую ночь в дозор выходить.

Ирощенко успокоил мужиков и пообещал, что пройдется с карабином по следу зверя, пока снег не пошел.

Наташа с тревогой собирала его в тайгу, готовила еду, одежду. Сергей сидел в кухне и забавлялся с трехлетним Васей, посадив его к себе на колени. Мальчик тянул к его бородатому лицу ручонку и при каждом прикосновении, Сергей говорил: «Ам!». Васятка с визгом отдергивал ручку и снова, хитро улыбаясь, продолжал.

В 1983 году летом справили они с Наталкой свадьбу, к зиме она родила сына. Сергей был на седьмом небе от счастья, как хотел он парня в доме, так и вышло.

Ирощенко тревожился и по санному пути добрался на лыжах до заимки деда Михаила, они вместе приехали в Михеевку. Так было надежнее, Корт остался верным сторожем во дворе. Сергей не стал никого из мужиков брать с собой, надеясь на собственные силы.

«Как еще додумался взять тесак, с кровотоками и зубьями на верхней грани, прицепил на пояс, так – на всякий случай. Выходит, спасли мне жизнь Клык, да тесак. Как же выбираться отсюда? Уже смеркается,– взглянул на часы,– скоро пять, в лесу зимой быстро темнеет, если я не смогу развести огонь, то замерзну». Он снова попытался пошевелиться и вскрикнул от боли.

«Да что же там такое? Он что, ребра мне вывернул»,– пытался угадать Сергей.

Вдруг вспомнилась армия, друг-чеченец Иса, как он на задании не рассчитал и, перепрыгивая через широкий ручей, поскользнулся. Упал на спину, ударившись о большой камень. Сергей пытался помочь ему, но Иса стиснул зубы, да так, что желваки заходили ходуном. Отстранил его и поднялся, гордый был, но от плеча друга впоследствии не отказался. Вот так и ковыляли до расположения штаба.

Потом в медсанбате хирург, осмотрев Ису, проговорил удивленно:

– Ребро у тебя батенька сломано, где же тебя так угораздило?

Сергей взял шубенку, вложил ее между зубов и стал переворачиваться. Резкой болью отозвалось движение. Пришлось терпеть, пока вставал на колени, а со спины, словно кто-то тянул его за мышцы железными крючьями. Лоб покрылся испариной. Подтянул лямку карабина, оперся на него и, рыча от боли, поднялся.

Шаг, еще шаг. И вот, медленно передвигая ноги, двинулся по дну оврага по следам Клыка, в сторону реки «Черной». От боли и усталости, голова плохо соображала, инеем покрылась борода, и веки глаз неумолимо смыкались. Чувствовал, как липкая кровь, замерзая, начинает студить спину. Он несколько раз падал на колени, но продолжал вставать и упорно двигаться дальше. В очередной раз упал, и не нашел в себе силы подняться. Почувствовал, как рекой тепло разливается по всему телу. Могучий организм сопротивлялся, сознание медленно покидало его.

Сергей очнулся от ощущения легкого покачивания, и как будто плывет по воздуху. Разлепил замерзшие веки и сквозь пелену увидел чью-то спину. Михеевские мужики, положив его на живот, несли на самодельных носилках, рядом, изредка поскуливая, бежал Клык.

«Добежал все - таки»,– подумал Сергей и закрыл глаза.

голосов: 10
просмотров: 5998

рассказать друзьям
сахатый, 19 января 2018
8105, Якутск

Аватара пользователя
dimka-k
Добрый Админ
Сообщения: 7756
Возраст: 30
Зарегистрирован: 20 авг 2012, 17:56
Имя: Дима
Откуда: Минск-Петрозаводск
Контактная информация:

Re: Интересные рассказы.

#2 Непрочитанное сообщение dimka-k » 22 янв 2018, 22:59

костер
Я бы в ветку Охоты перенес :-):
Интересно, а продолжение есть?
Не начинай игру, если не собираешься довести ее до конца...
© Джуманджи

Аватара пользователя
костер
Рыбак
Сообщения: 441
Возраст: 58
Зарегистрирован: 27 окт 2012, 23:53
Имя: Виктор
Откуда: г.Петрозаводск
Контактная информация:

Re: Интересные рассказы.

#3 Непрочитанное сообщение костер » 22 янв 2018, 23:29

dimka-k
Просто тема для интересных рассказах ,не только по теме охота,но и о другом.
Продолжение если попадется скину,а так читалось на одном дыхании.

Аватара пользователя
dimka-k
Добрый Админ
Сообщения: 7756
Возраст: 30
Зарегистрирован: 20 авг 2012, 17:56
Имя: Дима
Откуда: Минск-Петрозаводск
Контактная информация:

Re: Интересные рассказы.

#4 Непрочитанное сообщение dimka-k » 23 янв 2018, 01:09

костер писал(а):Продолжение если попадется скину,а так читалось на одном дыхании.

ок :-ok-:
Интересно, а реальности такие случаи бывают?
Не начинай игру, если не собираешься довести ее до конца...
© Джуманджи

Аватара пользователя
костер
Рыбак
Сообщения: 441
Возраст: 58
Зарегистрирован: 27 окт 2012, 23:53
Имя: Виктор
Откуда: г.Петрозаводск
Контактная информация:

Re: Интересные рассказы.

#5 Непрочитанное сообщение костер » 13 мар 2018, 00:32

[*]Схватка с медведем: редкое спасение
В начале 70-х годов теперь уже прошлого столетия мне довелось работать в низовьях Амгуни, в поселке Удинске, начальником участка Полино-Осипенковского коопзверопромхоза.

Оглядываясь назад, могу сказать, что коопзверопромхозы, являясь многоотраслевыми хозяйствами, были, пожалуй, самыми удачными охотпромысловыми организациями за все советское время.

Поэтому приходится лишь сожалеть, что им на смену пришел сегодняшний беспредел.

Полино-Осипенковский район всегда славился добычей золота, добываемого там в россыпях. Амгунь — левый приток Нижнего Амура; река нерестовая, богата рыбой, а тайга богата пушниной и дикоросами. Из дикоросов заготавливались: папоротник-орляк, ягоды (жимолость, голубика, клюква, брусника) и грибы. Королем пушных заготовок был соболь амурского кряжа, ондатра, норка, колонок, горностай, выдра, лиса, волк, рысь, медведь, белки почти не было.

План по соболю ежегодно выполнялся (35 лицензий) вкупе с другими видами и дикоросами, давая моим штатникам надежный заработок, так что, смею думать, зарплата моя оправдывалась.

Осенью 1972 годо я пришел на моторке («Казанке» с 25-сильным «Вихрем») в «Полину» за капканами и патронами. С получением и погрузкой провозился до обеда, и Ваня Преображенский, мой приятель-охотовед, начальник центрального участка, посоветовал мне не спешить, а ночевать.

До Удинска около 250 километров, я за оставшееся светлое время их не одолел бы, пришлось бы заночевать в пути.

На дворе стоял октябрь, по Амгуни пошло «сало», и я решил отчалить. Ваня подсказал мне про охотничью избушку на правом берегу, где можно было переночевать.

Шел я не очень быстро, вода сильно упала, и «срубить» винт ничего не стоило. Избушку я заметил с воды, берег был невысок, от него до избушки было не более 70 метров. Одет я был в телогрейку и полушубок, ноги в резиновых сапогах в лодке прикрывал тулупом.

Причалив, я пошел к избушке, не сняв полушубка. Дверь в избушку была открыта, что меня несколько насторожило. Ранее доводилось слышать о грабежах избушек росомахами. Карабин у меня был привязан шнуром в лодке, и шел я без него.

С порога не заметил ничего необычного, в избушке, конечно, был полумрак, а я смотрел со стороны света. Про себя решил, что хозяин так сушил помещение.

Взяв в руки пустые ведра, я пошел к реке за водой, вошел в сапогах в реку, стал набирать воду, но какой-то странный звук заставил меня насторожиться; почувствовал смертельную опасность.

Краем левого глаза я увидел за спиной стоящего на задних лапах медведя! С тех пор прошло почти полвека, но и сейчас я не могу объяснить свои действия.

Я шагнул спиной назад, навстречу зверю, и выпустил из рук ведра. Медведь коротко рявкнул и цапнул меня за затылок, а лапами обхватил с боков. Голову спас стоячий воротник полушубка и армейская цигейковая шапка, к тому же я резко наклонился вперед, стараясь вырваться из медвежьих объятий.

Когда-то меня учили эвенки, что надо падать медведю под ноги и ножом резать ему брюхо, тогда «у зверя выпадут кишки, и ему будет не до тебя». Легко сказать, да трудно сделать!

Нож висел у меня на поясе, и был он остер, поэтому я, наверное, и пишу сейчас об этом эпизоде в моей жизни. Ножи я всегда делал сам, сам и точил их, терпеть не могу тупых ножей!

Мой медведь на задних лапах был выше меня, но «наука» все-таки пригодилась: я мигом упал на колени и, воткнув нож в нижнюю часть брюха зверя, резко дернул его кверху. Ощущение в руке было такое, будто режу резину, толщина подкожного сала на брюхе была не менее 8 см (это выяснилось позже).

Медведь взревел, на прощание провел когтями по моей спине и… рванул прочь. Кишки, впрочем, из него не выпали. Мне, конечно, повезло: медведь был молодой и трусливый.

Он успешно рыбачил в районе избушки летом на горбуше и кете и хорошо отъелся. С приходом холодов зверь обследовал пустое жилье и решил в нем зимовать, для чего натаскал под нары сухой травы и с комфортом там устроился. Увы, на беду явился я, и он решил со мной разобраться.

Голова гудела, на затылке от клыков набухли гематомы, болели бока. Как показал потом рентген, с левой стороны одно ребро было сломано, а справа два ребра
треснули.

Спину спас полушубок и телогрейка, царапины были неглубокие и кровоточили мало, к тому же в горячке я не чувствовал боли, она пришла потом.

Возвращаться в «Полину» не имело смысла, до темноты я бы не успел. Раций тогда у нас не было, о мобильных телефонах вообще не помышляли. Поразмыслив, я решил идти вниз: километрах в пятнадцати недалеко от устья левого притока был эвенкийский колхоз, там был фельдшерский пункт. И туда я мог успеть до темноты.

Самое трудное было завести мотор: кое-как двумя руками удалось дернуть шнур стартера, и мотор заревел! Шел, разумеется, не на всех парах из-за тяжелого самочувствия, но добрался засветло.

Мне сразу помогли добраться до медпункта, где старичок эвенк спросил: «Большой амикан был, Володя?» Я рассказал, как было дело, и уже на следующий день мой обидчик был доставлен в поселок в виде мяса и шкуры.

С конторой я связался по телефону, директор предлагал санрейс, но я отказался и через два дня в обществе двух молодых эвенков, Соловьева и Белолюбского, отбыл в Удинск, возлежа на медвежьей шкуре под своим родным тулупом.

Получалось, что я дешево отделался: дольше всех болели ребра (больше месяца), слезать с кровати было мучением, а царапины на спине и гематомы сошли через неделю. Штатников своих я отоваривал лежа.

Сочувствуя, они даже не полностью пропили положенный аванс, что тогда было традицией, и относительно споро подались на промысел.

Промысел в ту зиму был удачен, план выполнили, а вот следующий — 1973 год принес много неприятностей. Из-за дождливого и холодного лета было много шатунов, были и нападения медведей на людей, окончившиеся гибелью нескольких человек.

Медведь есть медведь, он — хищник, и об этом нельзя забывать.

Владимир Сергиевский 26 февраля 2018 в 10:54

Аватара пользователя
костер
Рыбак
Сообщения: 441
Возраст: 58
Зарегистрирован: 27 окт 2012, 23:53
Имя: Виктор
Откуда: г.Петрозаводск
Контактная информация:

Интересные рассказы.

#6 Непрочитанное сообщение костер » 10 янв 2019, 00:12

ШУБА-УБИЙЦА ПОГУБИЛА ОХОТНИКА.Братья сухаревы, викентий да никита, не были потомственными охотниками. попали в сибирь еще совсем юнцами вместе с беглыми дедом да бабкой. и остались жить в глухой таежной деревне два пацана, толком еще не набравшие сил, да еще их мать, мария, женщина добрая, тихая, но неудачливая....
кормились в основном со своего огорода да подворья.
а после возвращения никиты из армии, пристрастились братья к тайге, к охоте.
первые годы ходили с соседом, старым таежником. однорукий ветеран и обучил парней таежной науке: как ставить кулемки на колонка да плашки на белку, как снимать шкурки, заряжать патроны. даже дробь лить научил.
спасибо доброму человеку. мария нарадоваться не могла, когда парни хорошо добывать начали, от нужды оттолкнулись.
другой раз и мяса притащат из тайги — совсем хорошо... но соседа не стало. видимо, война его век укоротила крепко, наградив разными болячками. одни стали охотиться, но соседскую семью не оставляли. всегда с благодарностью делились мясом и рыбой...
шло, катилось неумолимое время. мария все чаще заводила разговор о помощнице в домашних делах, намекала на внуков. но парни лишь посмеивались:
— ты чего это, мать? стареешь, что ли? какие тебе внуки — дай погулять!
а сами не больно и гуляли. всю осень и зиму в тайге, лето на реке да на покосе. выдастся пара свободных денечков, их из дому не выгонишь.
девчата деревенские летними вечерами прогуливались мимо дома, заманивали за околицу. но когда поняли, что дело это безнадежное, прогуливаться под окнами стали все реже и реже.
крепко и неотступно братья прикипели к тайге, к промыслу. на третий год решили расширять участок, поставить еще одно зимовье в вершине, чтобы охватывать всю пригольцовую зону. сказано — сделано.
заехали на участок пораньше, чтобы успеть построить жилуху в намеченном еще прошлой зимой месте. там, рядом с незамерзающим ключом, раскинулся богатый ельник, как раз для строительства.
добрались без приключений, отаборились. ночевать у костра — дело привычное, но близость гольцов сказывалась, делая ночь промозглой, неуютной. братья толком и не спали, швыркали чай, поддерживали костер, прислушивались к ночным звукам.
набегающий ветерок шевелил верхушки деревьев, и казалось, что тайга вздыхает, а деревья перешептываются о чем-то тайном. в душу закрадывалась необъяснимая тревога.
после долгого молчания викентий подал голос:
— может, ну его к черту, это зимовье? есть же два. как-то не нравится мне здесь. чужое место, не наше.
никита помолчал, пожевал какую-то веточку, придвинул к огню выкатившуюся головню.
— построим. лишним не будет, — и отвернулся, пряча голову под тужурку.
два дня строили. пилили ели, шкурили, таскали. викентий отвечал за сбор мха. собирать его приходилось долго, все дальше отходя от табора. собаки, набегавшись по скалам, выискивая заманчивых пищух, лежали недалеко от костра, отдыхали. в этот момент медведь и поймал викентия
тот тащил мох, полную охапку, и даже не понял, кто ухватил его сзади и повалил. думал, что это никита взялся шутить. но уже в следующую секунду все стало ясно. он закричал.
пытаясь вырваться из объятий медведя, катался между елок, но бесполезно. никита понял, что случилась беда, схватил ружье и в несколько прыжков оказался возле брата. он с одной пули уложил варнака, да поздно было: голову-то викентию медведь уже раскусил.
здесь, возле костра, на руках старшего брата и помер молодой охотник. вот уж убивался никита, вот уж корил себя!
остался недостроенный остов зимовья в самой вершине большого-быстрого как памятник безвинно сгинувшему охотнику.
оказываясь в этом месте, никита долго сидел без движения на холодной валежине, вспоминал брата, прислушивался к таежным звукам. прислушивался к шепоту судьбы, но разобрать, о чем она ему нашептывает, так и не мог…
сильно переживал никита потерю младшего брата, винил себя за недогляд. но охоту не бросил. таскался по тайге один, напарника брать не стал, хотя многие просились. медведей добывал каждый сезон. как будто мстил за брата.
встретит след медвежий и летит по этому следу как шальной. ночует под выворотнем, вплоть до того, что и без костра, чтобы не спугнуть раньше времени зверя, а чуть рассвет забрезжит, снова преследует, пока не добудет. собак специально вырастил и натаскал, чтобы медведя без страха рвали....
прошло пять лет с тех пор, как погиб викентий. боль открытой раны постепенно затихала. мария пришла в себя, хоть и постарела сильно. украдкой, в темноте молилась.
летом как-то табор цыганский на берегу балаганы поставил, костры палил, гитарами бренчал. по деревне цыганята чумазые бегали, милостыню просили.
народ милосердный, кто шаньгу вынесет, кто яичко, кто просто кусок хлеба. цыганки, и молодые и старые, ворожили да гадали. кому-то интересно, а кто-то отмахивался, не веря в гадания.
под вечер уже подошла пожилая цыганка к дому сухаревых, опустилась на завалинку. сидит, отдыхает. взгляд уставший, а кожа на лице вся в мелких морщинках, и цвет почти землистый. из-под платка седая прядь выбилась.
мария подошла от калитки, села рядом. руки натруженные на колени опустила. разговорились по-старушечьи. мария возьми да спроси:
— а вот скажи мне, скоро ли внуков дождусь?
цыганка посмотрела пристально на марию и, отстранившись, стала подниматься.
— не будет у тебя внуков. одна станешь век коротать.
мария аж задохнулась от такого известия, ухватила цыганку за рукав и с испугом стала ей втолковывать, что сын у нее. уж хоть как, а одной не придется старость переживать.
цыганка выпростала рукав и пошагала в сторону табора, тяжело опираясь на гладкий от времени посох. уже на дороге остановилась, обернулась и совсем непонятно сказала:
— теплая шуба погубит твоего сына, — и ушла, не оборачиваясь.
марию словно молния прошибла, окаменела вся. замерев, еще долго стояла она под окном, переваривая услышанное, потом подхватилась и побежала в ограду, где никита шабаркался по хозяйству.
все пересказала ему, но он только посмеялся:
— дура она, твоя ворожея. у меня никогда и не было шубы-то, да навряд ли и будет, не боярин я.
мария и правда как-то успокоилась, обрадовалась даже, что нет у никиты шубы-то. и слава богу, что нет.
а через два года, когда о той цыганке уже и забыли, никита нашел берлогу. зло у охотника на этого зверя было удивительное, он начинал яриться, сам становился каким-то зверем. берлогу нашел под вечер.
по-хорошему надо было оставить, а уж с утра приступать, все же это не белку добыть. да и мороз, как на грех, разошелся, щека побелела, и пальцы в овчинных шубенках стынут.
но злость закипела, затуманила рассудок, а память снова унесла к тому времени, когда брат, растерзанный зверюгой, отходил у него на руках.
никита расставил пошире ноги и хищно впился взглядом в темноту, стараясь уловить какое-то движение, готовясь принять зверя. но тот лишь ухал, распаляя собак, а выходить не торопился. пришлось поставить ружье и рубить слегу.
когда медведь стал получать острой слегой по ребрам, он понял, что пора выбираться на мороз. никита жестко и уверенно расстрелял выскочившего зверя и, привалившись к лиственнице, отпыхивался, выравнивая дыхание. собаки рвали врага, давились шерстью..
на тайгу опускалась ночь. мороз стоял злой, дышать было все труднее, лицо пощипывало, словно кто-то невидимый покалывал кожу иглой. никита вытоптал площадку чуть в стороне от туши медведя и развел там костер.
правда, хорошей сушины поблизости не было, и костер получился дымным, тепла от него было мало. чуть отогрев руки, охотник принялся разделывать добычу.
шкуру снимал почти в полной темноте (какой свет от такого костра?), оставлял много прирезей. но особенно не переживал по этому поводу, знал, что птички все склюют за зиму.
покончив наконец-то с разделкой туши, раскидав по сторонам, где был чистый снег, куски мяса, никита разогнул натруженную спину и понял, как устал. вытащил солдатский котелок, зачерпнул в него снега и пристроил на костер. достал пару сухарей и, сидя на теплой шкуре, грыз их, не дожидаясь кипятка.
когда на дне котелка забулькало, запузырилось, снял котелок и, обжигая губы, напился.
колени и локти были мокрыми от работы, от снега, но костер толком не горел, сушиться было негде. еще раз оглянувшись по сторонам в надежде обнаружить сушину, никита вдруг почувствовал, как тепло ему сидеть на шкуре. не хотелось вставать.
казалось, что шерсть до сих пор хранит тепло своего хозяина. глаза слипались. «как хочется спать, как хочется спать!» — думал никита. где-то рядом, прямо над головой, стреляли деревья, а засыпающее сознание отметило, что мороз ночью будет знатный.
никита с трудом переборол себя, поднялся на ноги и расстелил прямо на снегу шкуру, мездрой на снег, чтобы укутаться в шерсть. знал, что так делать нельзя, знал, что в свежую шкуру заворачиваться нужно мездрой к себе, а шерстью наружу.
но больно уж неприглядной была мездра, жирная, кровяная, холодная, с большими прирезями сала. шкура была огромная, завернуться можно было с ногами и головой.
чуть придвинув постель к костру, никита лег и накинул на себя второй край шкуры, подоткнул под ноги, укутал поплотнее колени и сразу почувствовал, как согреваются, начинают вздрагивать уставшие мышцы.
в бедро рукояткой упирался нож, лежать было неудобно. откинул край шкуры, привстал и стащил с ремня ножны, повесил на сук ближайшей пихтушки, там же стояло, прислонившись к развилке, ружье. машинально поискал глазами собак — они спали, свернувшись клубком, спрятав морды под хвост.
костер выбрасывал в ночь к мириадам звезд свой густой холодный дым. кичиги, наклонившись над сопками, глядели на охотника в прогал между деревьями. блеск их был далек, мягок и грустен. все-то они знают, все ведают.
никита, накрывшись с головой, оставил только маленькую дырку, чтобы дышать. медвежья шерсть приятно щекотала лицо, ласково прикасалась к шее.
он быстро согрелся и, уже засыпая, проваливаясь в сладкий дурман сна, заставил себя подумать, что часа через два нужно будет проснуться, развернуть и обмять замерзающую шкуру, чтобы не оказаться утром, как личинка в коконе, плотно упакованным. с этой мыслью и уснул… ах, какая теплая получилась шуба!..
наумовы, трое братьев и отец, в тот сезон вышли не первыми, но те охотники, кто выбрался из тайги раньше, уже гуляли вовсю, бражничали, обращаться к ним было бесполезно. мария прибежала к наумовым, как только узнала, что они вернулись из тайги.
пала на порог и разрыдалась, не в силах сказать ни слова. твердила только: «собаки… собаки…». уже потом, успокоившись, рассказала, что собаки пришли домой. одни.
старший наумов усадил марию на табурет, успокоил и все выспросил. сам он, конечно, не пойдет искать брошенного собаками охотника, но пообещал отправить туда сыновей.
на другой же день, не отдохнув, мужики отправились на большой-быстрый. а уже через неделю нашли никиту. благо в конце зимы почти не было снега, только пороша раз в три дня. нашли его упакованного крепко-накрепко в закоченевшей, как будто железной шкуре-шубе.
вырезали кусок шкуры возле головы и поняли, в каких неимоверных муках умирал охотник. губы были изорваны в клочья — он их кусал, а на лице застыла смертная гримаса. руки и ноги были упакованы так, что он ими и пошевелить не мог.
прорезали две дырки, продели в них принесенную веревку и потянули почившего бедолагу в сторону дома. вдвоем-то нетяжело, шкура хорошо скользила по лыжне. один из братьев шел сзади и подталкивал «кокон» посохом.
мать, как только увидела сыночка, охнула и заголосила: «вот она, шуба-то теплая!» так и твердила: шуба да шуба.
поначалу никто и не понял, о какой такой шубе говорит мария. уж потом, много позже, когда вся деревня знала, что женщина тронулась умом от великого горя, рассказала она о цыганке.
да не все поверили. мало ли что приблазнится сумасшедшей! НЕ ЗНАЮ КТО НАПИСАЛ.

Аватара пользователя
dimka-k
Добрый Админ
Сообщения: 7756
Возраст: 30
Зарегистрирован: 20 авг 2012, 17:56
Имя: Дима
Откуда: Минск-Петрозаводск
Контактная информация:

Интересные рассказы.

#7 Непрочитанное сообщение dimka-k » 10 янв 2019, 00:53

костер,
Хороший рассказ, поучительный.
Не начинай игру, если не собираешься довести ее до конца...
© Джуманджи

Аватара пользователя
костер
Рыбак
Сообщения: 441
Возраст: 58
Зарегистрирован: 27 окт 2012, 23:53
Имя: Виктор
Откуда: г.Петрозаводск
Контактная информация:

Интересные рассказы.

#8 Непрочитанное сообщение костер » 03 апр 2019, 00:52

Волчица вернулась к охотникам за своим волчонком (Случай на охоте)
Сосед рассказал мне одну историю, которая произошла с его другом из деревни. Так вот пригласил этот человек своего бывшего сослуживца к себе в гости в деревню. А тот взял, да и приехал с компанией охотников, чтобы не скучно было…
Делать нечего, после знакомства и совместно распитой бутылки вечером, утром все дружно отправились в лес поохотиться. Так вот идут они себе по лесной тропе, вдруг смотрят, волчонок маленький сидит, и на них смотрит. Осмотрелись кругом – нет никого. Говорят, мужику, мол возьми его себе, приручишь, и будешь иметь отличного друга. Подумал мужик, да и согласился.
Вернулись домой, налили малышу молочка, нарезали колбаски, а он не ест. Ничего говорят охотники, как проголодается, так сразу все и скушает…
Далее все как полагается – выпили охотники, закусили, да и умотали обратно к себе в город на своем Уазике. В то же время, зверек по комнате бродит, скулит, и есть не хочет. Недолго думая собрал мужик все в охапку, и отнес волчонка в сарай вместе с харчами. Постелил ему там соломки и запер.
Только вышел во двор, чувствует будто кто-то наблюдает за ним. Присмотрелся и видит сбоку у дома волчица сидит, и внимательно на него смотрит. Жутковато стало парню. До дома добежать он явно не успеет, и поэтому решил вернуться в сарай. Но вскоре, его посетила еще одна умная, и можно даже сказать благородная мысль.
Зайдя в сарай, он взял волчонка и вынес его во двор. Малыш, как только увидел мать, так сразу и бросился к ней. Волчица в свою очередь, то ли с благодарностью, то ли с упреком посмотрела на мужика, развернулась, и они оба быстро ретировались со двора в сторону леса.
Мужик еще долго смотрел им в след. О чем он думал в этот момент – никто не знает, но на его лице сияла добрая и простодушная улыбка…
Вот ведь как бывает… (источник не известен)


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 5 гостей